Научное студенческое общество (НСО)

Конференции, форумы, семинары, открытые лекции и многое другое для студентов и аспирантов факультета
Подробнее...

Студенческая комиссия профкома

Материальная помощь, Социальная стипендия, Талоны, Лагеря, Экскурсии, Театры и многое другое для студентов факультета
Подробнее...

Студенты социологического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова посетили интерактивную выставку РОМАНОВЫ 1613-1917

.

6 декабря 2016 года в рамках учебной дисциплины «Социология семьи» тема занятия «Метод генеалогии. Генеалогическое дерево семьи на примере рода Романовых» студенты 2-го курса социологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова под руководством преподавателей и сотрудников кафедры: Грудиной Т.Н., Ляликовой С.В., Новоселовой Е.Н., Синельникова А.Б. посетили экспозицию, посвященную царствованию династии Романовых исторического парка «Россия-Моя история».

Неуважение к предкам есть первый признак
дикости и безнравственности…
Гордиться славою своих предков не только можно,
но и должно, не уважать оной есть постыдное малодушие.

А.С. Пушкин

В начале экскурсии Александром Борисовичем Синельниковым была прочтена небольшая лекция, посвященная семейным обычаям и традициям эпохи первых Романовых и их боярского окружения, классификации титулов родовитых людей, и другим сторонам жизни людей, живших в те далекие времена. Особенно интересным для студентов было раскрытие понятия местничества, о котором мы помним из школьного курса истории. Как рассказал А. Б. Синельников, местничество было серьезной проблемой для государства, и порой вызванные им конфликты доходили до абсурда.

Значительную часть своего времени первые Романовы уделяли тяжбам между разными князьями и боярами на предмет того, кто из них более знатен. Эти споры возникали из-за того, что какой-то князь или боярин был назначен на менее важную должность, чем другой знатный человек, хотя предки первого занимали более высокие посты, чем предки последнего. Обе стороны при этом ссылались на «разрядные книги», в которых записывались назначения на важные должности на государевой службе. Как истцы, так и ответчики по местническим делам находили в этих книгах доказательство своей знатности. А степень знатности определялась не по древней родословной, не по происхождению из Рюриковичей, потомками которых были почти все князья, а только по должностям, которые занимали предки этих людей на царской службе.

Некоторые князья и бояре заявляли государю Михаилу Федоровичу, что князь «Рюриковой крови» Дмитрий Пожарский, который освободил Москву от польских интервентов, без чего сам Михаил никак не смог бы взойти на престол и положить начало новой царской династии, не должен занимать слишком высоких постов. Они утверждали, что Пожарские люди не разрядные, т.е. не родовитые, поскольку при прежних государях кроме городничих и губных старост никем не бывали.

Самым удивительным для студентов стал тот факт, что многие князья и бояре, наказанные раздраженным государем за «недельное челобитье», т.е. за местническую жалобу не по делу, гордились тем, что пострадали за честь рода – отсидели несколько дней в тюрьме или даже были биты батогами (палками), но не согласились «безсловно», т.е. беспрекословно занять менее важные места на царской службе, чем те люди, которых они считали ниже себя по знатности.

Тем не менее, те же самые князья и бояре, после того, как они посмели возражать самому государю и испытали на себе его гнев, все-таки подчинялись царскому указу и занимали те места, от которых в начале отказывались. Многие знатные люди имели семейные разрядные книги, т.е. выписки из официальных дворцовых разрядных книг. Каждая семья имела свои представления об иерархии княжеских и боярских родов по знатности. Выше себя тогдашние аристократы ставили только членов тех семей, чье превосходство они признавали «безсловно» и кем у них никогда не было местнических споров.

Местничество принесло государству немало вреда. Оно отвлекало внимание царей от более важных дел, нередко вынуждало их назначать на важные должности высокородных, но профессионально непригодных людей. С другой стороны, местнические споры показывают, насколько сильны были в допетровскую эпоху семейные и родственные связи. Князья и бояре, подавая местнические жалобы, которые очень раздражали государей, были скорее готовы навлечь на себя царский гнев и опалу, чем уронить честь рода и опозорить себя в глазах многочисленной родни «безсловным» согласием занять слишком низкий пост на царской службе.

Дело кончилось тем, что в 1682 году царь Федор Алексеевич, старший брат Петра I, приказал сжечь дворцовые разрядные книги – чтобы ни у кого больше не было законных оснований для местнических споров, мешающих назначать на ключевые посты людей не слишком знатного происхождения. Но уже через два поколения, русские историки горько сожалели об уничтожении столь важных документов, необходимых для изучения истории Отечества.  

Однако выяснилось, что многие родовые разрядные книги, которыми так дорожили княжеские и боярские семьи, все-таки сохранились. Их владельцы не согласились отдать на уничтожение доказательство знатности своих семей. Поэтому содержание сгоревших в кремлевской изразцовой печи дворцовых разрядных книг, которые были очень ценным источником по русской истории, частично удалось восстановить. В этом отношении забота князей и бояр о чести рода пошла на пользу Отечеству. 

Александр Борисович также упомянул о классификации титулов. Он пояснил, что до Петра I был лишь один титул — «князь». Этот титул могли носить только Рюриковичи, которые происходили от великих князей, правивших всей Русью. Впоследствии князьями были признаны поступившие на службу к великим государям Московским потомки литовского князя Гедимина (из них наиболее известны Голицыны и Хованские), а также потомки татарских ханов и прочих восточных правителей (Урусовы, Юсуповы и некоторые другие). В любом случае, княжеский титул указывал на происхождение по прямой мужской линии от русского или иноземного государя. Никто не мог стать князем, если он не происходил из княжеского рода.

Романовы были боярским, но не княжеским родом. Боярин – это один из высших чинов в государстве, но не титул. Однако представители многих знатных, хотя и не княжеских, семей из поколения в поколения заседали в Боярской думе – высшем совещательного органе при царе. С другой стороны, многие княжеские семьи, даже из Рюриковичей, никогда не были представлены в Боярской думе. 

Романовы породнились с Рюриковичами, когда первой женой Ивана Грозного и матерью его сына Федора Иоанновича – последнего из царей этой династии стала Анастасия Романовна Захарьина-Юрьева. Ее племянники назывались уже Романовыми – в честь своего деда. Один из них Федор Никитич Романов, которого Борис Годунов, считавший его претендентом на престол, сослал в монастырь, стал впоследствии патриархом Филаретом. Его сын Михаил Романов, родившийся до пострижения отца в монашество, приходился царю Федору Иоанновичу двоюродным племянником. Земский собор избрал Михаила царем, как самого близкого родственника прежних государей, т.е. Рюриковичей. Но это было родство по женской линии.

Поскольку Михаил взошел на престол не по праву наследования по прямой мужской линии, а по праву избрания, он не был вполне самодержавным государем. Ему приходилось считаться и с избравшим его Земским собором, который при нем созывался много раз, и с Боярской думой, которая, в отличие от собора, заседала постоянно.

Однажды Боярская дума прямо заявила царю Михаилу, что государь может пожаловать худородных людей за их заслуги деньгами, подарками, поместьями, но не «отечеством». Иначе говоря, даже царь не мог сделать князем (а других титулов тогда не было) того, кто не был сыном князя. Такое положение сохранялось и при следующих, уже вполне самодержавных, государях – Алексее Михайловиче и Федоре Алексеевиче, хотя они вступили на престол по праву наследования, от Земских соборов не зависели и созывали эти соборы лишь в исключительных случаях.

Это показывает, что даже самодержавные государи не считали для себя возможным вмешиваться в семейные дела своих подданных, а родословная – это дело чисто семейное. Такая политика невмешательства выражалась и в том, что в допетровские времена государственная власть (в отличие от ювенальной юстиции, которую Запад пытается навязать России) не принимала жалоб детей на родителей.

Впервые попытался вмешаться в семейные дела Петр I. В 1714 году он издал Указ о единонаследии, согласно которому каждый дворянин должен был завещать все свои земли одному из сыновей, по своему выбору. При отсутствии завещания, наследником всей недвижимости считался, как и в Западной Европе, старший сын. Однако если на «цивилизованном» Западе это было в порядке вещей, то в России все считали величайшей дикостью и варварством отдать все одному из детей и обездолить всех остальных. При всем уважении к царской власти русские дворяне считали, что в данном случае она вмешивается не в свое дело – только родители могут решать, как разделить наследство между детьми. На практике петровский указ почти не соблюдался, поскольку семьи нашли разные способы «обхода закона», а в 1731 году новая императрица Анна Иоанновна, учитывая недовольство дворян, отменила Указ о единонаследии.

При Пётре же были введёны заимствованные из Западной Европы графские и баронские титулы, но они считались ниже княжеского. Поэтому Петр впервые среди русских царей взял на себя смелость и присвоил титул князя человеку не княжеского и вообще довольно низкого происхождения – своему любимцу Александру Даниловичу Меншикову. 

Во время экскурсии, сразу после того, как мы вошли в первый зал, стала видна его поразительная атмосферность, создавшаяся красными цветами, олицетворяющими пожар Смуты и кровь умерших. Затем мы перенеслись в XVIII век. Посвящённые ему залы были окутаны уже в голубые тона. Несомненно, чувствовалось, что Россия сближается с Европой и превращается в великую империю. Зал XIX века был наполнен зелёным цветом. Это было связано с тем, что русский народ освободил Европу от наполеоновского нашествия, в России появились первые либеральные течения, начался подъем культуры, но главное, что сам русский народ скинул с себя оковы крепостничества благодаря Александру II Освободителю. Зеленый цвет – цвет свободы. Но потом мы увидели, что залы XX века снова утонули в красном. Это олицетворяло три русские революции (Революция 1905-1907 годов, Февральская и Октябрьская революции). Романовы, чье восшествие на царский престол было рождено в пожарах Смуты, погибли в новой смуте, начавшейся в 1917 году, а её ещё только предстояло пережить русскому народу. В ходе экскурсии студенты узнали много интересных фактов из жизни правителей династии Романовых.

Например, второй царь из династии Романовых – Алексей Михайлович, получил прозвище «тишайший» по причине своего спокойного и размеренного характера. Его любимым занятием была игра в шахматы. Также в детстве Алексей Михайлович (1629-1676 гг., правил с 1645 г.) получил хорошее музыкальное образование и в зрелом возрасте сочинял церковные песнопения. Он прочитал все книги, напечатанные со времен первопечатника Ивана Фёдорова, т.е. за сто с лишним лет, начиная с 1564 г., которые хотя бы в одном экземпляре хранились в его личной библиотеке. А Пётр Великий во время Великого посольства (с 1697 по 1698 гг.) путешествовал по странам Западной Европы под именем Петра Михайлова, дабы не привлекать внимание к своей личности и в совершенстве овладеть ремёслами. Также студенты узнали, что Елизавета Петровна питала слабость к роскошным нарядам, поэтому в её гардеробе насчитывалось около 15 тысячи платьев, однако она была готова пожертвовать ими для увеличения казны. Не менее интересным фактом является то, что в день своей смерти Павел I, стоя перед зеркалом, предсказал свою кончину, сказав, что видит себя будто со свёрнутой шеей. Слова оказались пророческими - ночью он был убит (в ночь на 24 марта 1801 года по новому стилю). Но наиболее интересным стал вопрос, окутанный в истории тайной — вопрос о смерти Александра I. «Всю жизнь провел в дороге, простыл и умер в Таганроге», - писал А.С. Пушкин.  Среди исследователей существует точка зрения, что в 1825 году Александр I не умер по дороге домой (от горячки с воспалением мозга – диагноз врачей), а просто устал от правления и оставил свой трон брату. Также есть предположение о том, что он был старцем под именем Фёдор Кузьмич и умер лишь в 1864 году. Даже, Г. Василич — автор книги «Александр I и старец Федор Кузьмич» сделал вывод, что протокол вскрытия тела явно не соответствует болезни, от которой якобы умер Александр, и что он настолько противоречив и абсурден, что бросается в глаза даже не просвещенному в медицине человеку. Он также приходит к выводу, что император умер не от лихорадки, а от тифа, перечеркнув «авторитет» девяти докторов, подписавших этот протокол вскрытия.

Также необходимо упомянуть о концепции музея, которая крайне впечатлила студентов. Во-первых, изумляет подробность отраженной информации, во-вторых, интерактивная сторона, и, наконец, свобода действий для посетителей. Музей состоит из разных залов, посвященных определенной тематике. Наша экскурсия была посвящена династии Романовых, соответственно каждому царю и императору был посвящен отдельный зал. В каждом из них посетитель мог прочесть информацию о деятельности того или иного государственного или общественного деятеля, а также познакомиться с информацией о войнах, проходивших в данный период, с прогрессом в науке и культуре, причем для этого выделены специальные интерактивные экраны. Так, например, изучить историю войны 1812 года, а именно Бородинское сражение, мы можем, в зале, посвященном Александру I, просто подойдя к экрану, где можно увидеть, как выглядели солдаты той или иной стороны, расположение войск, а также смоделированный бой. Благодаря своей интерактивности, музей дает возможность расширить свои знания о том или ином периоде в интересной и легкой форме.

Целью посещения данного музея и экспозиции, посвященной династии Романовых, было показать студентам практическую значимость генеалогической социологии. В связи со всё возрастающей ролью междисциплинарных исследований, на рубеже XVIII-XIX веков возникает наука генеалогия, изучение которой стало одним из перспективных и масштабных направлений научного познания.

Генеалогическая социология основана на изучении макро- и микросоциальных процессов в трансисторической перспективе путём генеалогического анализа и методов математико - статистической обработки.

Анализ изменений, происходящих в течении жизни нескольких поколений, показывает нам трансформацию не только отдельно взятой ячейки общества, но и института семьи в целом. Сравнение некоторого числа биографий может рассказать о специфике образа жизни различных классов, социальных групп и, что немаловажно, в целом о самой социальной системе.

С династией Романовых связаны последние 300 лет российского самодержавия. История царской семьи является кладовой полезной информации о функционировании института семьи, поэтому изучение её генеалогии даёт большое количество информации о различных изменениях в обществе. В связи с этим посещение выставки, посвящённой династии Романовых, а также лекция Александра Борисовича Синельникова стала очень полезным инструментом освоения курса «Социология семьи».