Становление и развитие социологии в России

.

Первым свидетельством становления в России социологии как автономной научной дисциплины является появление в печати статей «Позитивизм и его задачи» (1868) и «Исторические письма» (1869) П.Л.Лаврова, и одновременно с ними работы Н.К. Михайловского «Что такое прогресс?» (1869). К этому же времени относится и публикации Н.И. Зибера, одного из основателей марксистского направления в русской социологии, а также выход в свет трудов А.И. Стронина, сторонника органицизма. Затем начинается регулярное издание в России социологической литературы.

Характер становления научной социологии в России предопределял ряд особенностей. Наиболее существенная из них заключалась в том, что, будучи обязана своим происхождением прогрессивному течению собственной общественной мысли, она совершала самостоятельный синтез разнообразных научных идей, возникавших у других народов.

На формирование социальной, а затем и социологической мысли в России большое влияние оказали идеи французских просветителей (Ш.Монтескье, Ф.Вольтера, Д.Дидро, К.Сен-Симона), английских экономистов (А.Смита, Д.Рикардо) и немецких романтиков (Ф.Шеллинг). Затем, она испытала заметное влияние концепций виднейших зарубежных социологов - О.Конта, Г.Спенсера, Г.Зиммеля, М.Вебера, Э.Дюркгейма.

Дальнейшее влияние Запада на развитие социологической мысли в России было связано с двумя наиболее сильными течениями, которые там возникли. Ими стали позитивизм и марксизм, которые были хорошо восприняты отечественными исследователями.

Первым широким течением научной социологической мысли, как и на Западе, в России явился позитивизм. Позитивистская социология получила свое развитие в трудах отечественных ученых разных поколений, среди которых П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский, Е.В. де Роберти, Н.И. Кареев, М.М. Ковалевский, П.А. Сорокин, К.М. Тахтарев и другие. Всех этих исследователей, вслед за О.Контом, воодушевляли приемы познания, заимствованные у точных наук, и их способность с помощью конкретных методов преодолевать идеализм и мистику в трактовке научных фактов. Привлекательной стороной позитивизма представлялась его нацеленность на поиски такого теоретического знания, которое поможет человечеству найти оптимальные средства решения практических задач и встать на путь процветания.

В то же время позитивистская социология в России представляла собой явление оригинальное, самобытное и весьма разноликое. Уже к концу 60-х гг. XIX столетия в позитивистской социологии в России сформировались первые научные направления:

1) натуралистическое, объединявшее органицистские и механицистские подходы к социальным явлениям (представители - Н.Д. Ножин, А.И. Стронин, П.Ф. Лилиенфельд, П.А. Кропоткин, Я.А. Новиков);

2) географический детерминизм, согласно которому первичным и определяющим при объяснении социальных процессов считается фактор окружающей природной среды (представители Л.И. Мечников, А.П. Щапов);

3) субъективная школа, положившая в основу изучения общества содержание духовной жизни составляющих его индивидов.

Именно субъективная школа стала играть наиболее заметную роль в отечественной социологии на рубеже 60-70-х гг. XIX века. В научной литературе она известна под несколькими названиями - одни социологи предпочитали называть ее субъективной школой или этико-социологическим направлением, другие - субъективным методом. Некоторыми исследователями использовался термин «русская социологическая школа». В каждом из названий подчеркивался один из наиболее характерных признаков этого богатого содержанием, яркого, самобытного направления в социологии.

Субъективная школа, в отличие от других направлений позитивизма, была не совсем типичным явлением в этом широком течении. Ее представители обращались к таким нетрадиционным для позитивизма темам, как духовная жизнь общества, внутренний мир личности, нравственный идеал, ценностные аспекты человеческого поведения. В теоретических трудах представителей субъективной социологии приоритет отдавался субъективному содержанию, привносимому личностью в общественную жизнь. При этом объективные процессы (материальные условия жизни людей, особенности быта и др.) не игнорировались, а учитывались как источник необходимого исследователю второстепенного материала, инертного по своему характеру и выполняющего в социальной жизни подчиненную роль. Этим подчеркивалось определяющее значение личностного начала и творческих способностей человека, их особое место в движении общества на пути прогресса. Субъективный фактор, то есть все то, что составляет содержание внутреннего мира человека, служил главным объектом исследований в трудах представителей данного направления.

Наиболее яркими представителями субъективной школы в России считаются П.Л. Лавров (1823 - 1900), Н.К. Михайловский (1842 -1904) и Н.И Кареев (1850 - 1931). Эти выдающиеся отечественные ученые, хотя и считали себя эмпириками и позитивистами, главное значение придавали нравственным проблемам социологии, а этику (науку о морали) возводили в ранг высшей ценности.

Основоположник субъективного направления в отечественной социологии Петр Лаврович Лавров полагал, что «социология есть наука, исследующая формы проявления, усиления и ослабления солидарности между сознательными органическими особями»[1]. Поэтому она охватывает, с одной стороны, все животные общества, в которых особи вырабатывают в себе достаточную степень индивидуального сознания. С другой стороны - не только существующие уже формы человеческого общежития, но и те общественные идеалы, в которых человек надеется осуществить более солидарное и вместе с тем, следовательно, и более справедливое общежитие. А также те практические задачи, которые неизбежно вытекают для личности из стремления осуществить свои общественные идеалы или хотя бы приблизить их осуществление[2].

П.Л. Лавров первым ввел в социологическое знание такие термины, как «антропологизм», «субъективный метод», «субъективная точка зрения». Он явился создателем целостного учения о прогрессе, которое он постоянно подвергал критике. Решающую роль в общественном прогрессе этот исследователь отводил личности. П.Л. Лавров отмечал, что личность всегда имеет право и обязанность стремится изменить существующие формы сообразно своим нравственным идеалам, имеет право и обязанность бороться за то, что она считает прогрессом, вырабатывая общественную силу, способную восторжествовать в подобной борьбе.

Другой крупный русский социолог - Николай Константинович Михайловский, одним из первых в мировой науке пришел к пониманию необходимости для социологов обращения к психологическим аспектам поведения человека. Н.К. Михайловский считал, что общественные явления нельзя оценивать иначе, как субъективно. Высший контроль должен принадлежать субъективному методу. Он полагал, что социология и этика неразрывно связаны между собой, поэтому нельзя беспристрастно относиться к фактам общественной жизни. Несомненной заслугой Н.К. Михайловского является разработка ряда ключевых проблем субъективной социологии, связанных с природой человеческой индивидуальности, содержанием нравственного идеала, характером психологических механизмов деятельности людей, особенностям разделения труда как фактора социального прогресса.

Одним из выдающихся представителей позитивизма в отечественной социологии являлся Николай Иванович Кареев, которого отличала исключительная широта научных интересов. Н.И. Кареев, отталкиваясь от классической позитивной модели, восходящей к О.Конту, соответственно подразделял социальные науки на три дисциплины - историю, социологию и философию истории.

История, по Н.И. Карееву, «наука о единичном», «кладовая фактов». Задача истории - «изучать конкретное прошлое без какого-либо поползновения предсказывать будущее». Социология - это наука об обществе, изучающая общие тенденции социальных процессов, социальные явления в их совокупности и взаимодействии. Поэтому главной задачей социолога он считал исследование природы общества, его генезиса и основных сил, основой которого должен быть позитивный метод.

Интерес к теме личности и высокая оценка субъективного метода сближали этого ученого с субъективной школой. Н.И. Кареев полагал, что любые формы бытия возникают как результат переработки личностью, в соответствии с ее идеалом, безличной к индивидуальному существованию среды. Вслед за П.Л. Лавровым он рассматривал самосознание личности как явление, которое невозможно объяснить ни через обращение к внешним воздействиям, ни через фактор влияния прошлого.

Таким образом, Н.И.Кареев был одним из первых, кто начал развивать психологический подход к явлениям социальной жизни и рассматривал общество как систему, порожденную процессами внутренней психологической жизни индивидов и их психического взаимодействия. Так, с одной стороны, он утверждал, что «социология должна быть учением об обществе, подобно тому, как существует общее учение о жизни». С другой стороны, уточняя определение предмета социологии, ученый полагал, что социологию можно трактовать как в широком, так и узком смысле. В первом смысле это есть изучение законов, управляющих всеми явлениями, какие только совершаются в обществе, т.е. изучение законов социально-биологических, социально-психологических и социальных. Последними законами и должна заниматься социология в более узком значении слова, задача которой состоит в выявлении сущностных признаков личности и определения ее места и роли в обществе.

К концу XIX века в русле позитивистского направления наметилась склонность к психологизму в трактовке социально-исторических процессов и закономерностей общественного развития.

Появление психологической ориентации в русской социологии во многом было вызвано тем, что изменения, происходившие в общественной и экономической жизни разных государств, и, прежде всего, обострение классовой борьбы, обуславливали необходимость изучения причин и механизмов массовых социальных процессов, требовали выяснения конкретных характеристик изменений в психическом состоянии и поведении больших социальных групп.

Психологизм, в целом близкий к субъективному методу, исходил из того, что в природе человека заложены особого рода свойства в форме потребностей, интересов, желаний, различных эмоций и идей, проявление которых неизбежно связано с общением людей друг с другом. Причем в ходе психологического взаимодействия возникают новые социальные феномены, которые вне процесса взаимодействия у человека отсутствуют.

Одним из отечественных социологов, внесших существенный вклад в разработку психологических элементов социологического знания, был Е.В. де Роберти. Интересы этого ученого лежали по преимуществу в области теории и истории социологии. Он вплотную занимался определением ее предмета и метода, а также разработкой традиционных для позитивистской проблематики идей прогресса и солидарности. В то же время главным предметом социологических исследований этого социолога было духовное содержание жизни общества, ее психические и нравственные формы.

Е.В. де Роберти полагал, что «… Не одни внешние перемены в отношениях между людьми, соединенными узами общественности, не одни их поступки, не одно их поведение составляют предмет изучения социолога, но в равной - чтобы не сказать значительно большей мере, и глубокие причины этих перемен, этих действий, этого поведения. От тщательного наблюдения и описания первых социолог постепенно и осторожно переходит к определению и подробному анализу вторых. Научная разработка социологических вопросов, как и всяких других задач человеческого знания, немыслима вне такого систематического восхождения от конкретных следствий ко все более и более отвлеченным причинам. Подобно всем другим наукам, значительно опередившим ее в своем развитии, и социология должна сделаться настоящей «этиологией» общественных явлений[3].

Но этой цели она может достигнуть, очевидно, только включив в область своих исследований всю духовную жизнь человечества, рассматриваемую как биосоциальное явление, как сложный продукт сочетания двух основных форм мировой энергии: жизненной (т.е. своеобразного превращения физико-химических сил природы) и общественной (т.е. столь же своеобразного превращения биологических свойств); и, главным образом, как неизбежное следствие психического взаимодействия, превращения сознания в познание. Продукты высшей духовной жизни, в отличие от психофизических отправлений, общих у человека с остальными животными, становятся, таким образом, непосредственным объектом изучения социолога. Совокупность этих продуктов носит на языке новой науки об обществе общее название культуры и сама социология справедливо и очень точно определяется как наука о культуре, или, вернее, о факторах культуры в широком смысле этого слова.

Не только история наших знаний, наших миропониманий, наших эстетических стремлений и осуществлений, но и наука, и религия, и философия, и искусство сами по себе, как социальные факторы первостепенной важности, как могучие рычаги общественного движения, составляют едва ли не наиболее ценное содержание социологии. Все эти области общественной или личной, т.е. общественно-индивидуальной, но отнюдь не биоиндивидуальной духовной жизни… являются прямыми и главнейшими предметами исследований социолога[4].

Выдающимся русским социологом-позитивистом конца XIX - начала ХХ века, является Максим Максимович Ковалевский (1851 - 1916), которого справедливо считают отцом – основателем отечественной социологии.

М.М. Ковалевский создал собственную - интегральную методологию социального познания. В своем подходе к системе научного знания придерживался той же классификации, что и О.Конт. Конкретные науки (этнография, стилистика, политическая экономия и др.) по мнению М.М.Ковалевского, обеспечивают социологию необходимыми данными, в свою очередь эти науки должны опирать свои эмпирические обобщения на те общие законы существования и развития, какие призвана устанавливать социология как наука о порядке человеческих обществ»[5].

Определение предмета социологии у М.М.Ковалевского тесно связано с исследованием коллективного сознания разных социальных групп, их организации и эволюции. Вслед за О.Контом он рассматривал социологию как науку, призванную выработать свод социальных законов и раскрыть, таким образом, смысл человеческого бытия. Однако известную формулу О.Конта: «социология – это наука о социальном порядке и социальном прогрессе» М.М.Ковалевский заменил собственной: «социология – это наука о социальной организации и социальном изменении»[6].

Публикация фундаментального труда М.М.Ковалевского «Социология» послужила импульсом для бурного развития социологической мысли в России. В нем этот ученый определил предмет и место социологии в системе наук.

М.М. Ковалевский считал, что «социология в отличие, например, от истории необходимо отвлекается от массы конкретных фактов и указывает лишь общую их тенденцию. Основная задача социологии - раскрытие причин покоя и движения человеческих обществ, устойчивости и развития порядка в разные эпохи в их преемственной и причинной связи между собой». В своем подходе к социологии как системе научного знания он придерживался точки зрения, согласно которой психология - не область биологии, а подразделение социологии. Конкретные науки - этнография, статистика, политическая экономия лишь обеспечивают социологию необходимыми данными, в свою очередь, эти науки «должны опирать свои эмпирические обобщения на те общие законы сосуществования и развития, какие призвана устанавливать социология как наука о порядке и прогрессе человеческих обществ». Поэтому основной метод социологии - историко-сравнительный, который является средством построения нового направления - социологии генетической, способной к описанию естественной истории человеческих обществ в «параллельном изучении различных форм общежития у различных древних и современных народов, которое должно дать общую формулу социальной эволюции»[7].

Этот ученый сформулирован целый ряд основополагающих установок в области методологии социологических исследований. Так, по мнению М.М. Ковалевского, «социолог обязан иметь дело только с фактами; в работе с этнологическим и историческим материалом следует избегать необоснованных обобщений; важно соблюдать необходимую последовательность: сначала выявлять признаки сходства исследуемых явлений, а затем - фиксировать различия; факты нужно систематизировать с учетом стадии эволюции и уровня развития…»[8].

М.М.Ковалевский провел анализ различных социальных явлений и факторов, их обуславливающих. При этом он утверждал, что не существует единого определяющего социального фактора; в действительности люди имеют дело не с факторами, а с фактами, из которых каждый, так или иначе, связан с массою остальных, ими обусловливается и их обусловливает. Другими сферами социологического творчества этого мыслителя стали: анализ государства, концепция прогресса и политическая социология, - в названных направлениях он создал научные школы, которые занимались активной исследовательской деятельностью. Так, он считал, что одной из задач социологии является «раскрытие причин покоя и движения человеческих обществ, устойчивости и развития порядка в разные эпохи в их преемственной и причинной связи между собой. Только социология может ставить себе целью раскрытие элементов, необходимых для блага общества, то есть, для его порядка и прогресса, и раскрытие всех многообразнейших социальных причин, от которых они зависят в их взаимодействии»[9].

В своей работе «Политическая программа нового союза народного благоденствия» М.М. Ковалевский, разбирая известные формы правления в различные эпохи, писал: «Форма правления – не предмет свободного выбора; она должна отвечать порожденным историей верованиям и желаниям народных масс»…[10] Но социология не должна заимствовать у конкретных дисциплин свои основные порядки, а должна вырабатывать их сама, принимая во внимание разнообразие человеческих чувствований и потребностей»[11].

Своеобразие развития социологии в России состояла также в том, что деятельность крупнейших представителей классического позитивизма в России, заложивших фундамент отечественной социологии и оставивших солидное творческое наследие, во многом сохраняющее свою научную ценность и сегодня, не требует рассмотрения их в рамках жесткой привязанности к какой-либо одной социологической школе. П.Л.Лавров, Н.К.Михайловский, Е.В. де Роберти, Н.И.Кареев, М.М.Ковалевский - ученые, близкие по своим научным взглядам и гражданским позициям, отличались своим кругом интересов, особой научной проблематикой.

В становлении отечественной социологической теории, в эволюции представлений о предмете, задачах и структуре социологической дисциплины огромную роль сыграли идеи ученика М.М.Ковалевского - Питирима Александровича Сорокина (1889 - 1968).

В деятельности П.А. Сорокина наиболее полно и гармонично сочетались качества ученого-исследователя, педагога и организатора науки. Научные труды П.Сорокина с самого начала отличались широтой и разнообразием тематики и все без исключения были связаны с выяснением тенденций будущего развития человечества.

Ранний период творческой деятельности П.А. Сорокина, охватывающий дореволюционные годы, был отмечен творческой переработкой идей М.М. Ковалевского, секретарем которого он был в течение нескольких лет.

О своеобразии понимания П.А. Сорокиным специфики предмета и метода социологии достаточно ясно свидетельствует разработанная им в 1919 году программа преподавания социологии. В ней социология трактуется как наука о поведении (формах, причинах, результатах) живущих в среде себе подобных, а не как наука о каком-то едином обществе. По П.Сорокину,социология - это наука объективная, свободная от всякого нормативизма и субъективного психологизма: она изучает социальные явления «как вещи».

Главной работой русского периода научной деятельности П.А. Сорокина является «Система социологии»[12], вышедшая в свет в 1920 году и задуманная ученым как широкое исследование по вопросам теории и методологии социологии. Несмотря на то, что из восьми намеченных томов автору удалось выпустить всего два, в них достаточно полно изложены новейшие представления о социологии как целостной системе научного знания. Это было первое в отечественной социологии оригинальное изложение теории социального взаимодействия, основное содержание которой составил детальный анализ всего разнообразия процессов социального взаимодействия, средств, обеспечивающих саму возможность взаимодействия и нравственных начал жизнедеятельности общества. Хотя сам П.А. Сорокин квалифицировал данный труд как «бихевиористский», тем не менее, он стремился сочетать в нем естественнонаучную методологию изучения общества с признанием его специфики. Так, согласно П.А. Сорокину, социология исследует социальную реальность как процесс взаимодействия особей. Ее задачей является не отражение конкретного мира, а его разложение как совокупности отношений и формальных связей.

По П.А. Сорокину, «взаимодействие двух или большего числа индивидов есть родовое понятие социальных явлений; оно может служить моделью последних…

Общество или коллективное единство, как совокупность взаимодействующих индивидов, существует. В качестве такой реальной … (совокупности – Н.О.) оно имеет ряд свойств, явлений и процессов, которых не может быть в сумме изолированных индивидов. Но вопреки реализму, общество существует не «вне» и независимо от индивидов (имеется в виду направление), а только как система взаимодействующих единиц, вне которых оно немыслимо и невозможно, как невозможно всякое явление без составляющих его элементов»[13].

Следует отметить, что в «Системе социологии» П.А. Сорокин большое внимание уделял анализу социальной структуры общества, определению критериев социальной дифференциации. В нем можно найти исходные положения концепции вертикальной и горизонтальной мобильности, критерии социальной стратификации и другие понятия (социального поведения, социального контроля), вошедшие, затем, в его будущие работы и принесшие автору всемирную известность.

Наряду с позитивизмом, одним из наиболее крупных и влиятельных направлений в социологической мысли в России был марксизм.

К концу XIX века в России, в рамках марксистской социологии, сформировалось два подхода - радикальный (революционный марксизм) и легальный марксизм.

Выдающимися представителями революционного подхода были Г.В.Плеханов (1856 - 1918) и В.И.Ленин (Ульянов) (1870 - 1924).

Революционер и ученый, основатель социал-демократического движения в России, Георгий Валентинович Плеханов оценил учение К. Маркса как новый этап в развитии философии и социологии. В своих работах «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю», «Очерки по истории материализма», «К вопросу о роли личности в истории» и многих других, он блестяще изложил марксистскую теорию общества. Вслед за К.Марксом Г.В.Плеханов обосновал материалистическое понимание истории, показал сложность отношений общественного бытия и общественного сознания; подчеркнул роль общественной психологии в той идейной борьбе, которую ведут различные социальные группы.

Революционер и социальный мыслитель, основатель советского государства Владимир Ильич Ленин в ряде работ активно исследовал общественный строй в России и роль различных классов в грядущей революции. Исключительную роль в развитии марксистской социологии в нашей стране сыграла его работа «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?» (1894). В ней В.И.Ленин субъективной социологии противопоставил марксистскую диалектику, в частности, учение о конкретности истины, материалистическое понимание закономерностей развития общества, роли народных масс, классов и личности в истории.

Значительное место в работах В.И. Ленина, вышедших накануне Октябрьской революции 1917 года и сразу после ее победы занимает анализ марксистской теории государства, классовой сущности и функций различных видов демократии и диктатуры особенностей советов как государственной формы диктатуры пролетариата, перспектив и условий «отмирания государства».

Однако, несмотря на то, что В.И. Ленин многие теоретические и методологические вопросы, относящиеся к сфере социологического знания, поставил и разработал впервые, в его работах нельзя найти законченной концепции социологии. Тем не менее, он внес крупный вклад в развитие марксистской мысли на социологическом уровне. Прежде всего, он заключается в дальнейшей разработке марксистской теории общества и применении этой теории для анализа различных сфер жизни российского общества. Кроме того, В.И. Лениным были проведены систематические исследования прикладного характера, в ходе которых он использовал разнообразные приемы сбора социальной информации. Замечательным примером тому служит его работа «Развитие капитализма в России».

В отличие от радикальных марксистов, легальным марксистам в принципе была чужда идея о диктатуре пролетариата, их вполне устраивало то, что марксизм обосновывал прогрессивность капитализма по сравнению с феодализмом, доказывал закономерный характер смены феодализма капиталистической общественно-экономической формацией. Социологию марксизма легальные марксисты истолковывали в духе экономического материализма, ставя изменения в обществе, особенно правовые, в непосредственную зависимость от экономики.

Так, главные представители легального марксизма в России – П.Б. Струве, С.Н. Булгаков, М.И. Туган-Барановский, Н.А. Бердяев, С. Франк поддерживали лишь экономическую теорию К.Маркса. Они выступали в легальных журналах «Новое слово», «Начало», «Жизнь», использовали положения марксистской экономической теории для обоснования необходимости развития капитализма в России, выступали за демократические свободы, развивали либеральные концепции реформирования общества.

Следует отметить, что В.И. Ленин критиковал легальных марксистов за стремление «взять из марксизма все, что приемлемо для либеральной буржуазии и отбросить «только» живую душу марксизма, «только» его революционность». По В.И. Ленину, легальные марксисты – «буржуазные демократы, для которых разрыв с народничеством означал переход от мещанского (или крестьянского) социализма не к пролетарскому социализму, а к буржуазному либерализму»[14].

В целом национальные черты становления и развития социологии в дореволюционной России имели два основополагающих аспекта.

Во-первых, корни этой науки лежали в русской культуре и в традициях русского освободительного движения.

При этом особенностью социологии в России была ее тесная связь как с гуманистическими идеалами русских социальных философов (В.С.Соловьева, С.Н.Булгакова, Н.А.Бердяева, Е.Н.Трубецкого, Л.П.Карсавина, Н.О.Лосского, Б.П.Вышеславцева, С.Л.Франка, П.А.Флоренского), так и с конкретными нуждами страны.

Нельзя не отметить тот факт, что ведущие политики дореволюционной России всегда учитывали мнение ученых-социологов. Так, великий финансист России С.Ю. Витте, который провел целый ряд преобразований, предварил их теоретическими исследованиями. П.А. Столыпин, разрабатывая проект административной реформы и реформы местного самоуправления, призванных выступать важным средством всей преобразовательной политики, положил в их основу идеи теоретиков государственной концепции самоуправления. Среди них можно назвать Р. Гнеиста, Л. Штейна, В.П. Безобразова, А.Д. Градовского, которые отмечали близость сфер деятельности местного самоуправления и государственной власти.

В то же время, российская социологическая теория во многом опиралась на анализ конкретных социальных преобразований и реформ, которые имели место в указанный период. Например, М.М. Ковалевский исследовал причины и ход столыпинской реформы, выступал с прогнозами её последствий. Как один из лидеров партии демократических реформ, член Государственной Думы и Государственного Совета, он использовал имеющиеся возможности для коррекции политики П. Столыпина и его кабинета. Как публицист М.М. Ковалевский информировал о реформе не только российскую, но и зарубежную общественность, о чем свидетельствуют его книги «Русский кризис» (1906 г.) и «Россия социальная» (1914), изданные в Париже.

Во-вторых, русская общественная мысль выдвинула оригинальные социологические идеи, которые во многом были обусловлены своеобразием развития российского общества, и к которым западные социологи пришли гораздо позднее.

Так, Н.Я. Данилевский создал первую в истории социологии антиэволюционную модель общественного прогресса, которая нашла свое отражение в его знаменитой работе «Россия и Европа» (1869). Многие положения теории культурно-исторических типов Н.Я. Данилевского позже были вновь выдвинуты О. Шпенглером и А.Д. Тойнби. В ряде аспектов Н.Я. Данилевский был предтечей и многих других идей мировой социологии. Н.М. Михайловский и П.Л. Лавров предвосхитили воззрения американского социолога Л. Уорда о двояком характере исторического процесса. М.И. Туган-Барановский и П.Б.Струве заложили основы теории, позднее названной В. Огборном теорией «культурного отставания».

Выдающиеся представители русской общественной мысли - Л.И. Мечников, Н.К. Михайловский, Е.В. де Роберти, М.М. Ковалевский и П.Сорокин не только внесли существенный вклад в становлении в России социологической дисциплины, но и вывели отечественные социологические учения за пределы национальных границ.



Автор - профессор Н.Г. Осипова



[1] Лавров П.Л. Философия и социология // Избранные произведения: в 2 т. М., 1965. Т. 2. С. 639.
[2] Лавров П.Л. Философия и социология // Избранные произведения: в 2 т. М., 1965. Т. 2. С. 639.
[3] Де-Роберти Е.В. Социология и психология // Новые идеи в социологии. СПб., 1914. Сб. № 2. С. 7.
[4] Де-Роберти Е.В. Социология и психология // Новые идеи в социологии. Сб. № 2. СПб., 1914. С. 8 - 9.
[5] Ковалевский М.М. Социология: В 2 т. СПб., 1910. Т. 1. С. 30.
[6] Развитие социологии в России (с момента зарождения до конца ХХ века). М., 2004. С. 52.
[7] Ковалевский М.М. Социология: В 2 т. СПб., 1910. Т. 1. С. 30.
[8] Развитие социологии в России (с момента зарождения до конца ХХ века). М., 2004. С. 52.
[9] Ковалевский М.М. Социология: В 2 т. СПб., 1910. Т. 1. С. 9.
[10] Ковалевский М.М. Политическая программа нового союза народного благоденствия. СПб., 1906. С. 6.
[11] Ковалевский М.М. Социология: В 2 т. СПб., 1910. Т. 1. С. 30.
[12] Сорокин П.А. Система социологии: в 2 т. Пг., 1920.
[13] Сорокин П. Система социологии: в 2 т. Пг., 1920. Т. 1. С. 44, 81, 247.
[14] Ленин В.И. Полн. Собр. соч. 5-е изд. М., 1958 – 1965. С. 96.